Звуковая сцена
Звуковая сцена

В продолжение очень важной на мой взгляд темы расположения инструментов в пространстве при написании аранжировки и миксинге ваших композиций, предлагаю вам статью “Звуковая сцена”, которую я недавно встретил на просторах сети. И хотя автор статьи приводит примеры звучания музыки в автомобиле, тем не менее очень много полезного, в том числе и терминов характеристики звука вы несомненно почерпнёте. Ищущий да обрящет

Сцена звуковая – кажущийся физический размер музыкального звучания.  При прослушивании хорошей аудиосистемы с закрытыми глазами, вы можете „видеть” музыкантов и певцов перед собой,  ощущая акустическое пространство концертного зала.

Звуковая сцена имеет такие физические параметры, как глубина,высота и ширина, передающие чувство громадного размера пространства в комнате прослушивания. Термины звуковая сцена и картина сходны по значению, они описывают воссоздание образов инструментов в трехмерном акустическом пространстве, зафиксированном при записи. Хорошо очерченная звуковая сцена наиболее часто встречается на записях аудиофильского качества, сделанных в акустических помещениях, например, в концертном зале или соборе. Ширина,высота и глубина — физические характеристики звуковой сцены, наиболее ясно ее описывающие. Звучание музыки для слушателя существует в пространстве между левым и правым громкоговорителями и простирается далее, за стену позади них.

Как это услышать
Из всех аспектов музыкального воспроизведения звуковая сцена — самый удивительный.
Представьте себе: на громкоговорители поступают два электрических сигнала, представляющих собой всего лишь изменяющиеся во времени напряжения.
Эти напряжения раскрывают перед вами огромную трехмерную панораму. Вы воспринимаете музыку не как плоскую картину,
где звуки отдельных инструментов перемешаны; вы слышите первую скрипку слева, в глубине и ближе к центру — гобой,
медные инструменты — справа и позади басовых, тамбурин — за всеми остальными инструментами, на заднем плане.
Звук сформирован из индивидуальных объектов, существующих в пространстве так, как это было бы в концертном зале.
Более того, вы слышите звук гобоя исходящим точно из позиции гобоя, звук скрипки — из позиции скрипки, а реверберация концертного зала окружает, окутывает инструменты.

Комната прослушивания исчезает, на ее место приходит огромное пространство концертного зала — и все это создают два электрических напряжения. Различия по времени и амплитуде, закодированные в двух аудиоканалах, создают в человеческом мозге картину звуковой сцены. Когда вы слышите образы инструментов в правой дальней части звуковой сцены — это механизм слухового восприятия синтезирует их, обрабатывая информацию о небольших различиях в двух сигналах, достигающих ваших ушей. Зрительное восприятие работает таким же образом: на вашей сетчатке нет информации о глубине, ее создает мозг, экстраполируя разницу между двумя разномасштабными плоскими изображениями.

Аудиокомпоненты передают пространственные аспекты очень по-разному. Некоторые сжимают ширину и укорачивают глубину звуковой сцены. Другие раскрывают ее во всем великолепии. Для удовлетворительного звучания музыки хорошая передача звуковой сцены весьма существенна. К сожалению, очень многие компоненты разрушают или искажают мелкие детали, из которых складывается звуковая сцена.

Образы музыкальных инструментов не должны сливаться с акустическим пространством вокруг них и реверберацией. Хорошие аудиокомпоненты размещают звуковые образы внутри акустического пространства, а не накладывают их поверх. Отделение музыкальных образов от реверберации и призвуков концертного зала создает реалистичное впечатление настоящих инструментов в подлинном акустическом пространстве. Недостаточно совершенные компоненты не передают тонких пространственных деталей, они укорачивают глубину звуковой сцены, сокращают время реверберации и смешивают образы инструментов с отраженными сигналами. При этом уменьшается способность аудиосистемы переносить вас в подлинную акустическую атмосферу.

Теперь, когда мы рассмотрели аспект пространства и его глубины, поговорим о том, как возникают образы музыкальных инструментов в его пределах. Например, звук фагота должен исходить из определенной точки пространства и не казаться размытым бесформенным образом. То же самое касается гитары, рояля, саксофона или другого инструмента в любом музыкальном жанре. Лидирующий вокал должен быть плотным, компактным и занимать определенное место в пространстве точно между громкоговорителями. Некоторые компоненты, в особенности большие громкоговорители, искажают размеры образов, заставляя воображать каждый инструмент большим, чем он есть в реальной жизни, — скажем, длина классической гитары внезапно увеличивается до трех метров. Аудиосистема должна передавать точный размер любого образа — от симфонического оркестра до соло скрипки. Я бы уточнил: в некоторой степени, потому что невозможно точно воссоздать пространственную перспективу столь различающихся источников звука при помощи двух громкоговорителей, разнесенных на два с половиной метра. И хотя размеры музыкальных образов и их расположение — это характеристики записи, они в большой степени подвержены влиянию компонентов воспроизводящей аудиосистемы.

Термины
Плохое воспроизведение ширины звуковой сцены характеризуется как узкое (narrow) и зажатое (constricted), — музыкальное пространство зажато между громкоговорителями и не окружает слушателя. Ограниченную по глубине звуковую сцену называют плоской (flat), неглубокой (shallow) или укороченной (foreshortened). Идеальная звуковая сцена сохраняет ширину неизменной на всю свою глубину. Сужающаяся на заднем плане звуковая сцена лишает музыку масштаба и пространства. Иллюзия глубины звуковой сцены создается за счет разрешения пространственных деталей низкого уровня громкости: реверберации и отражений концертного зала. После громких музыкальных пассажей мы слышим затухающий звук, реверберацию, определяющую акустическое пространство. Громкий сигнал подобен вспышке света в темной комнате; комната внезапно освещается, и вы можете увидеть ее размеры и детали обстановки.

Терминами сфокусированная (focused), плотная (tight), очерченная (delineated) и четкая (sharp) описывается ясно переданная звуковая сцена. Плохое воспроизведение звуковой сцены характеризуется как размытое (gomogenized), неясное (blurred), туманное (confused), сжатое (congested), тусклое (thick) и несфокусированное (lacking focus).

Многослойность (layering) — еще один аспект звуковой сцены — это способность аудиосистемы передавать детали, определяющие расположение музыкальных образов в глубину, от фронта до заднего плана звуковой сцены. Чем большим количеством градаций характеризуется глубина, тем лучше. Компоненты невысокого качества способны воспроизвести всего лишь несколько „слоев” глубины: вы слышите, возможно, три или четыре различных расстояния в пределах звуковой сцены. Лучшие компоненты создают чувство непрерывности в передаче дистанции: очень тонкое и ясное разрешение градаций по глубине. Отсутствие этих качеств вызывает подсознательное чувство искусственности воспроизведения. Когда эта важная пространственная информация раскрывается, вы легко можете позабыть о том, что слушаете не живую музыку.

Воздушность (bloom) — термин, передающий впечатление окутанных воздухом музыкальных образов, — часто ассоциируется со звуковой сценой. И хотя образы могут быть четко очерчены, воздушность звуковой сцены дополнительно создает ощущение ореола вокруг них, словно каждый инструмент существует в некоем пространстве, в пределах которого он может „дышать”. Воздушность сообщает звуковой сцене чувство естественности, открытости и непринужденности.
Оценка воспроизведения звуковой сцены должна производиться в широком диапазоне уровней громкости музыкальных сигналов. Некоторые компоненты раскрывают превосходную звуковую сцену на низких уровнях громкости, а с ростом громкости она тут же закрывается. Выбирая аппаратуру, проследите за тем, как изменяется пространственная перспектива на различных уровнях громкости. Некоторые компоненты создают кристально чистую, прозрачную звуковую сцену, позволяющую слышать звуки даже в самых удаленных уголках концертного зала.

Такая прозрачность звуковой сцены обладает естественностью и непосредственностью, что позволяет ясно слышать каждую деталь. В противоположность этому, непрозрачная (opaque) звуковая сцена — туманна (thick) и темна (murky), уменьшается иллюзия зримости музыкальных образов в пространстве. Термином завуалированный (veiling) описывают недостаток прозрачности. Окружение (envelopment) — еще один термин, описывающий звуковую сцену, пришел из области домашнего кинотеатра и многоканального звука. Окружение описывает чувство погружения в звуковое поле, формируемое фронтальными и тыловыми громкоговорителями. Хороший многоканальный звук окутывает слушателя, создавая почти непрерывную пространственную связь между фронтальными и тыловыми громкоговорителями.

О сцене
Звуковая сцена находится в верхней части списка моих приоритетов воспроизведения звука (после тонального баланса и отсутствия зернистости). Способность воспроизводить музыку как совокупность индивидуальных образов, окруженных пространством, а не как один большой образ, очень важна для передачи чувства музыкальной реальности. Звуковая сцена, обладающая пространством, глубиной, фокусом, многослойностью, воздушностью и прозрачностью — захватывающе эффектна.

Для оценки звуковой сцены и всех ее описанных характеристик вы должны использовать записи, содержащие эту пространственную информацию. Студийные записи, выполненные с использованием множества микрофонов и наложением звуковых дорожек, редко раскрывают характеристики звуковой сцены. А вот записи, в которых применялась двухмикрофонная техника и максимально простая схема тракта передачи сигнала, наиболее полно раскрывают все аспекты звуковой сцены. Говоря коротко, точное воспроизведение звуковой сцены обеспечивается сочетанием качества записи и качества воспроизведения. Если в записи отсутствует пространственная информация, вы никогда не узнаете, насколько хорошо или плохо тестируемый компонент передает ее. Большинство аудиофильских записей сделаны с применением простейших технических приемов (как правило, при помощи двух микрофонов), естественно передающих пространственную информацию, присутствующую в живом звучании музыки.

И наконец, превосходная звуковая сцена относительно неустойчива. Вам нужно сидеть строго по центру между громкоговорителями, а каждый компонент тракта звуковоспроизведения должен быть высокого качества. Звуковая сцена может быть легко разрушена низким качеством аудиокомпонентов, плохим акустическим окружением или неправильным положением громкоговорителей. Не хочу сказать, что хорошее воспроизведение звуковой сцены — большая удача; многие недорогие компоненты хорошо справляются с этой задачей, но их еще нужно поискать.

Особенности построения фронтальной звуковой сцены
Хорошо известно, что качественного звучания автомобильной аудиосистемы можно добиться различными путями. Кто-то подвергает глобальным переделкам салон, кто-то экспериментирует с составом компонентов, кто-то методично ищет «идеальные» головные устройства. Между тем существуют методы, позволяющие добиться существенного улучшения звучания аудиосистемы без солидных капиталовложений. Попробуем разобраться, что же тут к чему…

Всем известно, что для построения качественной звуковой сцены перед слушателем в автомобиле применяется компонентная акустика.
Применив компонентную систему, мы с помощью твитеров как бы «вытаскиваем» уровень звуковой сцены из-под ног на линию горизонта,
расположив их на передних стойках или в торпедо, кому как нравится. Таким образом, мы имеем высоко поставленную сцену в автомобиле.
Однако сам по себе уровень расположения звуковой сцены еще не гарантирует её однородности, что важно для построения качественного и правильного звучания в целом. Насколько однородна она по всей ширине нашей автомобильной сцены от левого края (левая стойка лобового стекла, до правого края).

На передних стойках – твитеры, в дверях установлены мидбасы (самое распространенное штатное место в передней части салона). Сразу оговорюсь, что на рис.№1 изображен идеал, к которому нужно стремиться.

Проведем небольшой звуковой эксперимент и «позовем» на нашу сцену известную исполнительницу Эмму Чаплин (голос – высокое меццо-сопрано). Попросим Эмму Чаплин спеть в центре звуковой сцены( конечно она сопротивлялась, но всё же общими усилиями мы добилсь от неё песни). В реальности она там и окажется за счет равноудаленности своего звукового образа от излучателей звука (твитеров и мидбасов).

Теперь давайте попросим Эмму Чаплин перейти в правый край сцены. Ну что? Она не идёт ! Ещё раз просим и она исполняет вокальные партии своим божественным голосом в районе правого твитера, т.к., напомню, меццо-сопрано, т.е. очень высокий женский голос, который попадает в область воспроизведения твитером.

Теперь давайте попросим вместо Эммы Чаплин, то же самое продемонстрировать Вахтанга Кикабидзе,предварительно сняв с него циркониевый браслет. В центре сцены он споет в центральной ее части, по причине опять же равноудаленности от излучателей.

А вот если мы попросим Вахтанга спеть в правом углу сцены, ну что, догадались? Да-да, голос Вахтанга Кикабидзе мы услышим из правого мидбаса, расположенного в правой двери, поскольку его частотный диапазон не попадает в частотный диапазон твитера. Соответственно, звуковая сцена в этом случае имеет не прямолинейный вид слева направо, а горбатый, слева – внизу, в центре – на уровне горизонта, справа – опять «упадет» в правый мидбас. .

Это называется нестабильностью сцены по горизонтали. Как же нам быть?

Как добиться той самой стабильности сцены по горизонтали? Для начала мы простимся с Вахтангом и Эммой, кстати, они уже сдулись в ресторан!

ВАРИАНТ №1:
Применение трехполосной компонентной акустики, где мидбасы расположены в привычных нам дверях, твитеры – на стойках или в торпедо, среднечастотники – рядом с твитерами, на стойках или в торпедо. Это решение как бы дробит частотный диапазон, добавляя СЧ-компонент, который располагается выше мидбасовых динамиков. Все казалось бы просто, но только на первый взгляд. К примеру, что делать, если торпедо Вашего автомобиля не пускает среднечастотники в свои владения по конструктивным особенностям? Да, можно, конечно, обратиться к профессионалам, и они найдут способ размещения среднечастотных динамиков в торпедо, но сколько это будет стоить? Не дешевле, чем позвать на прослушку Вахтанга Кикабидзе.

ВАРИАНТ №2:
Берем акустику, например Mystery из линейки Premium MP-2005k, или MP – 2006k, у кого какое штатное место, 13 или 16 см. Обратите внимание, в центре мидбасовых динамиков установлена «пуля», или тело Венте. Хитрость данного элемента, применительно к Car Audio состоит в том, что диаграмма направленности таких динамиков гораздо шире, чем у тех, которые закрыты пылезащитным колпаком.

Посмотрим на нижний рисунок и убедимся в том, что динамик с телом Венте своим боковым излучением «поднимает» на уровень воспроизведения нашей сцены среднечастотный диапазон, выравнивая тем самым края нашей сцены.

Хочу напомнить, что может встретиться комплект динамиков, у которых «пуля» сделана для «улучшения породы» и не выполняет своих функций в полном объеме. Протестировать это очень просто. Поставьте комплект на стенд или в боксы, включите музыку и поймайте зону стереоэффекта. Теперь полшага – вправо, полшага – влево. Если стереоэффект пропал – «пуля» просто модное дополнение, если нет – это элемент, работу которого мы рассмотрели выше. В мидбасовых динамиках Mystery MP-2005k, MP-2006k, это явление реализовано в полном объеме, поэтому комплект таких динамиков мы подарили Вахтангу Кикабидзе Для прослушивания любимых записей Эммы Чаплин. Эмма же осталась очень довольна циркониевым браслетом .